«

»

Авг 02 2017

Гвардейцы «дяди Васи»

Ю. Соколов перед прыжком.

Служба в воздушно-десантных войсках была популярна и престижна с первых дней их образования. Для Юрия Георгиевича Соколова служить здесь считалось делом чести и продолжением семейной традиции. Ведь его родной дядя, Борис Петрович Кошелев, в годы Великой Отечественной войны воевал с фашистами в рядах ВДВ.

Борис Петрович за боевые действия в тылу врага в составе разведывательно-диверсионных групп был не раз награжден. После окончания Великой Отечественной дядя служил в Туле, демобилизовался лишь в 1949 году. За заслуги в боях и в службе в воздушно-десантных подразделениях Б.И. Кошелев занесен в Книгу Почета 51-го тульского полка ВДВ. Дядя для Соколова стал героем и примером для подражания. Когда пришел срок, парень, не задумываясь, выбрал ВДВ.
Первый раз с парашютом Юрий прыгнул еще перед срочной службой. Ему предложили совершить тренировочный прыжок в Бородовичах близ Брянска. Это стало решающим фактором для работников военкомата, отбиравших новобранцев для команды, направляемой в тульский полк ВДВ. В 18 лет Юрий был парнем высоким, худощавым и, к сожалению, не в лучшей физической форме. Но тот факт, что призывник не спасовал в небе под куполом парашюта, убедил офицера воздушно-десантных войск, что Соколов достоин служить здесь.
Буквально через полгода боец Соколов уже мог легко подтягиваться на турникете большое количество раз и бегать на длинные дистанции. Парень вырос не только физически, поменялось и его мировоззрение.
Юрий Георгиевич поделился, что во время прохождения службы часто совершались марш-броски с длительными переходами. Так, его разведрота совершала марш-бросок из Гродно в Гайджунай, что под латвийским Каунасом. Передвигаться группам, на которые поделили воинское подразделение, приходилось исключительно с 6 часов вечера до 6 утра, избегая дорог и населенных пунктов. О том, что проводятся учения, были извещены все, вплоть до правоохранительных органов. На местности, которую пересекала рота, «по тревоге» были подняты и милиция, и воинские части. Им всем была поставлена задача – задержать десантников, которые разыграли действия разведывательно-диверсионных групп. Расстояние почти в 500 километров десантники преодолели за 14 суток без «потерь».
Продвигаясь по маршруту, они отыскивали тайники, делали в них закладки, отмечая свое присутствие, и получали новые задания. В них говорилось, что нужно взять «языка», уничтожить обозначенного противника. Все это проходило в кромешной темноте, в лесу. Условия максимально были приближены к боевым.
Боевая подготовка у десантников не прекращалась ни днем, ни ночью. В 1976 году их разведроту разделили на две части. Для первой части занятия по боевой подготовке перенесли в лес, а для второй, в которую попал Соколов, – на полигон, оборудованный под город. Он был застроен многоэтажными домами. Там день и ночь проходили занятия по подготовке к боям в городе. Обучали заскакивать с разбега на третий этаж по стене, спускаться с крыш. Много времени уделялось подготовке к рукопашному бою. Парней готовили к войне, которая началась весной 1979 года, когда Советский Союз ввел свои войска в Афганистан. Юрию не довелось в ней поучаствовать, а вот многие его сослуживцы, призвавшиеся на полтора года позже, выполняли свой интернациональный долг.
Соколов не раз становился свидетелем, когда командующий ВДВ, знаменитый Василий Филиппович Маргелов, «дядя Вася», общался со своими воинами-десантниками в тульском полку. Он уважал дерзость и бесстрашие. Общаясь со срочниками, он вел себя по-отечески.
Были и такие случаи, когда Василий Филиппович переодевался в форму прапорщика, и инкогнито шел общаться со своими подчиненными в места проведения занятий или в парк боевых машин. В такие моменты он вел себя по-простому. Никто даже и не мог заподозрить в нем высокого военачальника. Об этом узнавали лишь после его ухода. Ведь вслед за Маргеловым, бежали его адъютанты, которые спрашивали: «Куда пошел командующий?» Удивленные бойцы отвечали: «Здесь его не было, к нам только прапорщик заходил». «Это и есть командующий!» – слышали они в ответ.
В 1976 году десантники тульского полка участвовали в возложении цветов к Могиле неизвестного солдата, вместе с ними в мероприятии принимали участие кремлевские курсанты. Мероприятие носило общегосударственный уровень, и поэтому форма, которую выдали десантникам, была выше всех похвал. Отличная ткань, подогнана по размеру, значки – из спецметалла, который не тускнеет.
Один из сослуживцев Соколова обратился к Маргелову и спросил у него разрешение демобилизоваться в парадной форме. Василий Филиппович с недоумением переспросил: «А кто ее у тебя забирает?» После этих слов воцарилась гробовая тишина. Когда офицер-тыловик, чеканя шаг, подошел к командующему, Маргелов кратко спросил: «Вы что, как в финскую, солдата убили, так сразу сапоги снимать»? Интендант стал судорожно объяснять: «Разрешите доложить… Форма и значки выдаются только на парад…» Но Маргелов его прервал и непреклонно сказал: «Тогда выпиши их на меня, мне выслуга лет позволяет. А ты, сынок, на дембель пойдешь так, как здесь стоишь».
Во время выполнения прыжков командир разведывательного взвода, в котором проходил службу Соколов, повредил позвоночник. Исполнять его обязанности поручили Юрию, который на тот момент прослужил год. С ними он справился так, что через шесть месяцев его взвод стал лучшим в полку. За это имя сержанта Соколова внесли в Книгу летописи при ЦК ВЛКМС. В советские годы эта запись была очень почетна, и позволяла заняться партийной работой. Вот только после службы Юрий стал водолазом, а позже возглавил водолазную службу в нашем городе.
В конце разговора, Юрий Григорьевич отметил, что если бы была возможность, он может и изменил что-то в прожитой жизни, но только не службу в ВДВ. Ведь она ему дала возможность ориентироваться в сложных ситуациях.

А. ВЛАДИМИРОВ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *