«

»

Июл 31 2017

По морям, по волнам

Николай Никитич с супругой Клавдией Николаевной и внуками.

Клинцы – сухопутный город, однако среди нас живут люди, которых по праву можно назвать «морскими волками». Они верой и правдой служили России и военно-морскому флоту, ходили походами по морям и океанам. Николай Никитич Лабуз – один из них.

У нас в семье есть добрая традиция – служить на военно-морском флоте, – признается Николай Никитич – У меня и дед служил на флоте. Когда началась Великая Отечественная война, отец находился в пограничной морской части, ему довелось защищать Керченский пролив. И сын пошел по нашим стопам».
Родился Николай в глубинке и больше реки Ипуть ничего не видел. Но, слушая многочисленные рассказы отца о его службе, «заболел» морем, мечтал его увидеть, подышать соленым воздухом, побывать и в других уголках нашей необъятной страны. И судьба дала парню такой шанс.
В мае 1968 года Николая призвали в армию. В клинцовском военкомате сразу написали, что Н. Лабуз годен в плавсостав. Из Брянска его и еще четверых парней направили в Калининградскую область, в город Пионерск, на сборный пункт. Оттуда – в город Лиепая Латвийской ССР, в электромеханическую школу.
По завершению обучения новобранцев распределили по кораблям. Николай Лабуз оказался на эсминце проекта 56 по имени «Спешный». С 1966 по 1969 год этот эсминец стоял на среднем ремонте в Кронштадте. После ремонта команда вышла в Балтийское море. И здесь впервые Николай Никитич узнал, что такое находиться в море. В первые дни было даже страшно: кругом вода, и корабль на этом фоне кажется таким маленьким и хрупким. Хотя на самом деле он был не столь уж мал: длина корабля 126,5 метра, ширина 12.7 метра и высота от клотика до ватерлинии 34 метра. А службу несли 284 человека. Но при своих габаритах эсминец терялся на фоне бесконечной водной глади Балтийского моря.
«Спешный» был заложен в 1953, в 1955 году его спустили на воду. На флоте он прослужил до конца восьмидесятых. В 1989 году был порезан на металл. «Когда я узнал об этом, было жалко до слез, – признался Николай Никитич, – все-таки на этом корабле провел три замечательных года». Командиром эсминца был настоящий «морской волк» Борис Петрович Нечитайло, который начал ходить в море юнгой с 12 лет. Дисциплина поддерживалась железная, никаких неуставных отношений, каждый твердо знал свой фронт работ. Старослужащие, которых называли «годки», помогали молодежи («рыбам») освоиться на эсминце, учили всему тому, что знали сами. На корабле Николай Лабуз работал в боевой части 5 (БЧ-5), отвечавшей за «сердце» корабля – его двигательную установку. В каждом машинном отделении было по два котла.
В начале 1969 года после прохождения ходовых испытаний экипаж узнал, что скоро корабль уйдет в боевой поход. Позже моряки узнали, что они фактически сопровождали атомные подводные лодки в Средиземное море. В походе провели около трех месяцев. В основном советские корабли бороздили восточную часть Средиземноморья, а перед возвращением домой зашли с дружеским визитом в марроканский порт Танжер. Так Николай Никитич впервые оказался за границей – моряков, соскучившихся по твердой земле, отпустили ненадолго на берег. Десять дней стоянки, и корабли советского ВМФ вновь вернулись на свою главную базу в город Балтийск.
Летом 1969 года – новый боевой поход в Средиземное море, в этот раз на долгих полгода. На обратном пути советская эскадра, в составе которой ходил «Спешный», снова зашла в Марокко, в Касабланку.
Марокко произвел на нашего земляка приятное впечатление: чистые, города, яркие от обилия рекламы. Для вчерашнего деревенского паренька все было в новинку, интересно. Местные жители относились к советским морякам лояльно, хотя «ловить ворон» не стоило – местные малолетние босяки легко могли стащить кошелек или что еще, если зазеваешься.
Новый 1970 год встречали в чужих морях. Экипаж заранее подготовился к празднику. В Средиземное море моряки прихватили живую ель в целлофановом пакете, игрушки и прочую мишуру, что-то умельцы изготовили в небольшой мастерской, на эсминце. Новый год тогда отметили хорошо.
Любой корабль – это единый живой организм, который требует очень тщательного ухода. Каждый сантиметр внутренних и внешних поверхностей нашего эсминца был распределен среди членов команды. Лабуз отвечал за пульт управления горением. Ежедневно он протирал его, несколько раз в день чистил.
Во время дальних походов довелось Николаю Никитичу попасть в шторм. Случилось это в 1970 году, когда они выходили из Северного моря в Атлантический океан. Шторм – страшное дело, корабль болтало так, что он скрипел и трещал. Сумасшедший ветер и волны высотой в 10-12 метров, вода периодически захлестывала палубу, долетая до командирского мостика. На верхнюю палубу никто в такую непогоду не выходил, пользовались штормовыми проходами. К счастью, «Спеш-ный» с честью выдержал это испытание.
В апреле того же года в Балтийском море проходили маневры «Океан», в которых принял участие и их эсминец. Во время маневров проводились стрельбы артиллерийские, торпедные и зенитные, установка мин и многое другое. Команда успешно решила все боевые задачи, поставленные на этих учениях. Сегодня о них Николаю Никитичу напоминает жетон «Маневры «Океан».
Вскоре после окончания маневров «Спешный» снова вышел в дальний поход. Всего за время службы Н.Н. Лабуз побывал в пяти дальних походах, посетил порты Марокко, Алжира, Сенегала и Гвинеи, участвовал в морских учениях, пережил шторм. Причем, последний поход начался перед дембелем. Из-за него Николай Никитич служил дополнительные полгода. «Труд моряка очень тяжелый, – говорит мой собеседник, – и не важно, матрос ты или офицер. Служба в ВМФ дала мне очень многое: научила дисциплине, порядку, ответственности, расширила кругозор, частично определила мою будущую специальность. Когда мы покидали корабль под звуки «Прощания славянки», на глазах наворачивались слезы – было жаль расставаться с эсминцем, друзьями, с которыми в походах провел три года».

Е. ЦВЕТКОВ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *